Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Я

.-=-._.-=-._.-=-._.-=-._.-=-.

Этот пост будет сверху.
Если вы меня зафрендили и хотите, чтобы я зафрендил вас в ответ, отметьтесь, пожалуйста, в комментах к этому посту.
Также можете использовать этот пост как почтовый ящик, стену для граффити, жалобную книгу или сборник сценариев для пятиминутки ненависти.

Всегда ваш, Уленшпигель
Я

\\\\\\\\\\\



Эва Демарчек, конечно, прекрасна.

Томашев (песня на стихи Юлиана Тувима)

А, может, нам с тобой в Томашов
Сбежать хоть на день, мой любимый
Там, может. В сумерках янтарных
Вся тишь сентябрьская остынет

В том белом доме в тихой зале
Где все стоит теперь чужое
Наш разговор печальный, давний
Должны закончит мы с тобою

Так, может снова, нам в Томашов
Сбежать хоть на день, мой любимый
Там, может. В сумерках янтарных
Вся тишь сентябрьская остынет

Из ясных глаз моих ложится
Слезою след, к губам солёным
А ты молчишь, не отвечаешь
И виноград ты ешь зелёный

Тот дом покинутый, та зала
И до сих пор, понянь не в силах
Вносили люди, чью-то мебель,
Потом в раздумьях выходили
А всё же много там осталось

И тишь сентябрьская стынет
Так может снова нам, хоть на день
Сбежать в Томашов, мой любимый?
Глаза мои поют с мольбою «Du holde Kunst…»

И сердце рвётся и надо ехать
Дал уж руку, в руке моей она спокойна
И уезжаю тебя оставив,
Как сон беседа наша рвётся, благословляю, проклинаю
«Du holde Kunst…», и всё, без слова

А, может, нам с тобой в Томашов
Сбежать хоть на день, мой любимый
Там, может. В сумерках янтарных
Вся тишь сентябрьская остынет

Из ясных глаз моих ложится
Слезою след, к губам солёным
А ты молчишь, не отвечаешь
И виноград ты ешь зелёный…
Я

\\//\\//\\

Roleplay

Жёлтый домашний свет разгонит вязкую мглу,
Здесь на листах газет — петит, нонпарель, февраль.
Анна помоет руки, тихо сядет в углу,
Анна откроет книгу, а в книге её — апрель.

Анна любит оливки, а также плавленный сыр.
Анны простой передник бледен, потёрт и сыр.
Анна молчит и тихо сметает сор
И на узор клеёнки роняет взор.

Анна читает, морщится — согнута и бледна,
Сердце её стучит,
Как заводной апельсин,
Там на клеёнке толпятся, корчатся письмена,
Мене, текел, фарес,
А местами — и упарсин.

Анна, моя Аннетт, ну что ж тебя развезло?
Прямо того и гляди — спрячешься под кровать.
Что ж горевать теперь — такое уж ремесло
Тихо читать, нести, молчать,
Разливать.
Я

\\/\\/\\/\\/\\

К последним новостям: классики уже всё сказали до нас)

Есть ли в мире кто милей
Моей милки дорогой?
Не один хожу я к ней —
Прут к ней тысячи гурьбой!
К моей милке на поклон
Люди прут со всех сторон.
Прут и справа, прут и слева,
Звать её Мария-дева.
Я

..........

Лев Квитко. Перевод Елены Благининой
Шарик-фонарик

Луна высоко поднялась над домами.
Понравилась Лемлу она:
Купить бы такую тарелочку маме,
Поставить на стол у окна!
Ой, шарик-фонарь,
Фонарик-кубарь,
Хорошая это луна!
Collapse )
Я

\/\/\/\/\/\/\/\

Я

...................................................................



Второго апреля ушёл из жизни один из ярких мыслителей нашего времени — Олег Киреев. Около 720 утра он шагнул в распахнутое окно квартиры своей квартиры под номером 237.
Два года назад мы несколько часов спорили на кухне общих друзей: о политике, культуре, науке, медиа. Я обещал Олегу написать рецензию на "Поваренную книгу медиа-активиста" — обещание, которое я, увы, при его жизни так и не выполнил.
Олег был умным, тонким и добрым человеком — редкое в наши дни сочетание. А ещё немного грустным.
В субботу в небольшом помещении при морге на ул.Цурюпы я снова встретился с ним, чтобы положить в его гроб две жёлтые гвоздики и в последний раз взглянуть на его лицо, которому неизвестные мне люди умелыми руками придали выражение величественного спокойствия...

Collapse )
Я

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

В период 1884—1885 гг., велись подворные обследования сел и деревень Орловской
губернии, где в опросный бланк включался вопрос: «Сколько и какие книги имеются в семье?»...
И вот, что ответили крестьяне:
1) 82% дворов не имело книг;
2) В Орловском уезде на сотню грамотных крестьян было всего 53 книги;
3) Из семнадцати с небольшим тысяч книг, которые были в крестьянских семьях, на долю
художественной, научной и прочей светской литературы пришлось всего 16%;
Статистика по наименованиям:
— 1) «Битва русских с кабардинцами» (29 экз.);
— 2) «История о храбром рыцаре Францеле Венециане» (21 экз.);
— 3) «Английский Милорд» (15 экз.);
— 4) книги Некрасова («Мороз Красный Нос», «Последние песни», стихотворения) — (5 экз.);
— Лев Толстой — (10 книг);
— Крылов — (10 книг);
— Ершов — (6 книг);
— Пушкин — (5 книг);
— Грибоедоев — (4 книги);
— Кольцов, Бенедиктов, Островский, Лесков, Достоевский — по 1 книге.

Имелись отдельные номера журналов, в том числе «Современник» :)

Статистика подготовлена О. М. Жирновым [Жирнов Иосиф (Осип Михайлович) — 1860—1918 гг.]

via ingvar_anastas
Я

\\\\\\\\\



Картинка от yatsutko

Поздравляю с днём рождения Пушкина! :)

Пушкин, как известно, наше всё. Как там писал классик? :))

И, наконец, когда меж книг
Вам попадется идиотский
Какой-нибудь дебильно-бродский
Абстрактно-вознесенский стих,

То, и помывши руки мылом,
Вы для острастки все равно
Прочтите Пушкина, чтоб было
С вас смыто черное пятно.


Также, кроме прочтения стихов, посвящённых Пушкину, сегодня для семейного просмотра рекомендуется фильм "Бакенбарды".



Год выхода на экраны: 1990
Производство: СССР
Режисcер: Юрий Борисович Мамин
Продолжительность: 103 минут
В ролях: Виктор Иванович Сухоруков, Александр Половцев, Анатолий Журавлев, Артур Викторович Ваха, Виктор Миха