Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Я

Анонс лекций: Орел, 17-18 мая. Искусственный интеллект и эволюция

Оригинал взят у scinquisitor в Анонс лекций: Орел, 17-18 мая. Искусственный интеллект и эволюция
17-18 мая вместе со специалистом по искусственному интеллекту Сергеем Марковым будем читать лекции в Центр Своевременного Искусства г Орёл. Вход бесплатный.

Сергей — автор одной из сильнейших российских шахматных программ, специалист по методам машинного обучения и основатель портала http://22century.ru/. Обо мне — кандидат биологических наук, окончил факультет биоинженерии и биоинформатики МГУ им М.В. Ломоносова, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН, автор книги «Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей»

18 мая; 18:00 (моя лекция). «Эволюция: больше, чем происхождение видов»

Мы привыкли рассматривать эволюцию, как естественный процесс развития живой природы, сопровождающийся изменением генетического состава популяций, появление и вымирание видов. Но процессы основанные на случайных наследуемых изменениях, фиксируемых отбором происходят не только на уровне популяций организмов. Мы поговорим о том, как могут эволюционировать компьютерные программы, наши собственные клетки и даже отдельные молекулы, а также о том, какое практическое применение находят принципы эволюции в современности.

17 мая; 17:30 (лекция Сергея). «Искусственный интеллект: история и перспективы»

  • Чем закончилась война школ чистюль и грязнуль искусственного интеллекта?

  • Действительно ли машины выигрывают у людей в игры благодаря феноменальным вычислительным способностям?

  • О чём писали стихи изобретатели первой искусственной нейронной сети и какую роль сыграли горячительные напитки в истории кибернетики?

  • Сделали ли создатели шахматных программ что-то на самом деле полезное?

  • Помешает ли что-то машинам обрести сознание?

  • Скоро ли с конвейера сойдут первые машины, которым будет позволено убивать людей, и кто поможет нам выжить среди этой смертной любви

18 мая; 19:30 (лекция Сергея). «Искусственный интеллект и естественный язык»

Сергей Марков расскажет о том, как методы искусственного интеллекта делают первые шаги в области естественного языка и литературного творчества.

  • Игра в литературу: что показали первые забавные эксперименты на заре эры искусственного интеллекта?

  • Искусственный интеллект и литератор: партнёры, а быть может, будущие соперники?

  • Машинный перевод: быстро ли растёт выстраданное долгожданное дитя?

  • Действительно ли машины достигают успеха благодаря феноменальным вычислительным способностям?

  • Что дала машинам эпоха Интернета?

  • О чём писали стихи изобретатели первой искусственной нейронной сети?

  • Помешает ли что-то машинам обрести сознание?

  • Точный адрес: Центр Своевременного Искусства, ул. Ленина, 1, 4 этаж, Орел.

Приходите и зовите друзей!


Я

\\/\\/\\/\\/\\

К последним новостям: классики уже всё сказали до нас)

Есть ли в мире кто милей
Моей милки дорогой?
Не один хожу я к ней —
Прут к ней тысячи гурьбой!
К моей милке на поклон
Люди прут со всех сторон.
Прут и справа, прут и слева,
Звать её Мария-дева.
Я

\/\/\/\/\/\/\

Выложил несколько текстов для перевода на http://translated.by:

http://translated.by/oulenspiegel/all/all/any/

Довольно удобный сервис, на мой взгляд. Все, кто хочет поучаствовать в переводе, могут залогиниться используя ЖЖшный аккаунт через OpenId. Статью Кокшотта «Бётке, синтаксис и тест Тьюринга» выкладывать не стал, так как перевод уже почти закончен.
Если считаете, что знаний в экономике и математике у вас маловато, но всё-таки хотите помочь с переводами, то лучше всего начните с «Красного изобилия...».

Предлагаю использовать комментарии к этому посту для координации усилий и исключения повторной работы.
Я

\\\\\\\\\\\\\

Ещё один старый текст, который не публиковался в ЖЖ.

Разделяй и властвуй (очерк о «классовой ненависти» рабочего к интеллигенту)

Нередко среди левых можно услышать пренебрежительные реплики, отпускаемые в сторону людей, занимающихся умственным трудом. Доходит, порой, до того, что практически открытым текстом выдаются штампы, изобретённые либеральной пропагандой. Прежде всего, речь идёт о знаменитой цитате из Ленина относительно «мозга нации». Дескать, «интеллигенция не мозг нации, а её говно (с) В. И. Ленин». Понятно, что значительная часть участников левого движения ни Ленина, ни Маркса не читали, вот и заглатывают наживку, заботливо приготовленную масс-медиа. Позволю себе процитировать высказывание Ленина в неискажённой форме: «Интеллектуальные силы» народа смешивать с «силами» буржуазных интеллигентов неправильно. За образец их возьму Короленко: я недавно прочел его, писанную в августе 1917 года, брошюру «Война, отечество и человечество». Короленко ведь лучший из «околокадетских», почти меньшевик. А какая гнусная, подлая, мерзкая защита империалистической войны, прикрытая слащавыми фразами! Жалкий мещанин, плененный буржуазными предрассудками! Для таких господ 10 000 000 убитых на империалистической войне, заслуживает поддержки, а гибель сотен тысяч в справедливой гражданской войне против помещиков и капиталистов вызывает ахи, охи, вздохи, истерики. Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и её пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно. «Интеллектуальным силам», желающим нести науку народу (а не прислуживать капиталу), мы платим жалование выше среднего. Это факт. Мы их бережём. Это факт. Десятки тысяч офицеров у нас служат Красной Армии и побеждают вопреки сотням изменников. Это факт…»


Collapse )
Я

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

Представляю вам результат моей (и не только моей) работы последних нескольких месяцев: перевод 40-страничной статьи профессора Пола Кокшотта «Расчёт в натуральной форме от Нейрата до Канторовича». Статья посвящена проблеме построения натуральной (безденежной) экономики. В популярной форме автор излагает историю дискуссии о плановом хозяйстве, начатой в 20-е годы XX века марксистским экономистом Отто Нейратом и его оппонентом — одним из основателей австрийской школы — Людвигом фон Мизесом. Кокшотт убедительно демонстрирует несостоятельность критики социалистической экономики буржуазными экономистами (прежде всего, австрийской школой). В статье автор описывает алгоритмические методы, которые могут быть положены в основу социалистической экономики будущего, а также затрагивает целый ряд проблем, связанных с развитием социалистического движения в XX веке и в наши дни.

Расчёт в натуральной форме, от Нейрата до Канторовича

Пол Кокшотт

15 мая, 2008

Перевод с англ. С. Маркова под ред. С. Голикова и Д. Левыкина

1 Введение

147.14 КБ

Вслед за крушением социализма в Восточной Европе и Средней Азии начался упадок социалистической мысли в экономике. Если сравнивать положение в 1990-х с ситуацией, существовавшей за 40 лет до этого, то можно заметить, что если в 1950-е социализм и экономическое планирование воспринимались даже их противниками как вполне действенные способы ведения хозяйства, то в 1990-е положение резко изменилось.
Повсеместно стало считаться само собой разумеющимся, что социализм был «богом, который потерпел неудачу», и что социалистические экономические модели, как показал суд истории, несостоятельны. В среде социалистических теоретиков произошло массовое отступление от идей, которые ранее считались бесспорными, началось движение к идеям рыночного социализма, в соответствии с тезисом о том, что рынок как таковой является политически нейтральным экономическим механизмом.

В то время как примирение с рынком, для любого знакомого с работами Маркса, полностью противоречило проделанному им критическому анализу гражданского общества [44], многие, тем не менее, поверили в эту идею. Прежние правящие социалистические партии, внезапно вынужденные стать оппозицией в возрождающихся капиталистических государствах, чувствовали, что они должны ограничить свои амбиции реформами в пределах рыночной экономики. Ретроспективно можно видеть, что середина 1970-х представляла собой пиковый период развития коммунистического движения. Пока вьетнамцы изгоняли США из Сайгона и последняя колониальная империя в Африке — Португальская — разваливалась, крах культурной революции в Китае готовил экономическую основу для триумфа капитализма в 1980-х и 1990-х. Когда после смерти Мао Дэн Сяопин внезапно открыл китайскую экономику для западных инвестиций, баланс экономических сил в мире нарушился. Появилась огромная резервная армия труда, готовая работать за самую низкую заработную плату. От страны к стране позиции бизнеса в его борьбе с национальными рабочими движениями существенно усиливались. Общая интеллектуальная/идеологическая среда сегодня, таким образом, намного менее благоприятна для социализма, чем это было в XX столетии. Это последствие не только контрреволюций, которые произошли в конце XX столетия, но и процесса нового и энергичного утверждения классических принципов буржуазной политической экономии. Это переутверждение буржуазной политической экономии не только преобразовало экономическую политику стран Запада, но также и подготовило идеологическое основание для контрреволюций на Востоке.

Теоретическая подготовка поворота к свободному рынку, который произошел в 1980-х, была осуществлена задолго до этого правыми экономическими теоретиками, такими как Хайек и Фридман. Их идеи, считавшиеся маргинальными в 1950-е и 1960-е, получили влияние в результате прозелитских действий таких организаций как «Institute for Economic Affairs» (Институт вопросов экономики) и «Adam Smith Institute» (Институт Адама Смита). Эти группы произвели на свет ряд книг и докладов, отстаивающих решения современных экономических проблем на основе свободного рынка. Их выкладки привлекли внимание видных политиков, таких как Маргарет Тэтчер, и с 1980-х начали воплощаться на практике. Тэтчер получила возможность осуществить это благодаря комбинации удачной краткосрочной конъюнктуры и долгосрочных демографических изменений в британском обществе. В пределах Великобритании рабочая сила была в дефиците, но в Азии её было более чем достаточно. Оставалось лишь обеспечить свободное перемещение капитала через границы к этому богатому источнику труда, и условия обмена между трудом и капиталом в самой Великобритании изменились бы. Труд не смог бы более сохранять выгодную позицию в борьбе с капиталом. Фактором, позволившим это, был профицит внешней торговли, базировавшийся на нефти Северного моря. До сих пор труд рабочих, производящих продукцию на экспорт, был крайне важен для выживания национальной экономики. А при наличии нефтяных доходов промышленному сектору можно было позволить исчезнуть, не опасаясь кризиса платёжного баланса. Преднамеренное сокращение обрабатывающей промышленности уменьшило социальную базу социал-демократии и ослабило позиции труда и в экономике и в политике.

Успех Тэтчер в её атаке на профсоюзное движение Великобритании ободрил набиравших силу на Востоке политических деятелей из среднего класса, вроде Вацлава Клауса, и явился предвестником всеобщего признания экономических постулатов Хайека и его последователей. Доктрина Тэтчер — TINA (There Is No Alternative — «Нет альтернативы [капитализму]») — была принята повсеместно. Господство в экономической мысли начала XXI столетия идей свободного рынка, настолько укрепилось, что эти идеи вслед за Тэтчер были приняты социал-демократами и теми, кто называл себя коммунистами. Обе противоборствующие группы стремились одновременно следовать классовым интересам, и в то же время сохранить собственное внутреннее единство. Капиталистический исторический проект взял за основу Декларацию прав человека и «Богатство народов» Адама Смита. На их основе было создано представление о будущем буржуазном или гражданском обществе, как о саморегулирующейся системе независимых индивидов, действующих ради достижения частных интересов. Через два столетия, когда возникла необходимость справляться с проблемами коммунизма и социал-демократии, наиболее дальновидные представители буржуазии возвратились к своим корням и вновь выдвинули изначальный Капиталистический манифест, применив его к текущему положению. У рабочего движения, в отличие от буржуазии, не было такого последовательного социального нарратива. Кейнсианская экономическая мысль обратилась лишь к техническим проблемам государственной монетарной и налоговой политики, не стремясь при этом к моральной и философской последовательности Смита.
Действие внешнеэкономических и демографических факторов, вызвавшее поворот к рынку, постепенно ослабевает. В течение следующих 20 лет огромные китайские запасы рабочей силы будут в значительной степени использованы, поглощены капиталистическим товарным производством. Во всем мире мы возвращаемся к положению, в котором Западная Европа находилась столетие назад: зреющая мировая капиталистическая экономика все еще активно эксплуатирует труд, но он уже становится дефицитным ресурсом. Ранее эти условия привели к классовому сплочению классической социал-демократии, дали начало ИРМ , затем Конгрессу производственных профсоюзов США, а также усилили коммунистические партии в странах Западной Европы, таких как Франция, Италия и Греция после 1945. Возможно, сегодня мы наблюдаем такой же процесс в Южной Америке.
Эти обстоятельства ставят перед критической политической экономией XXI века новую задачу: дать отпор либеральной рыночной теории и вести её критику так же эффективно, как Маркс критиковал современных ему буржуазных экономистов. Исторический проект мировой бедноты может преуспеть, только если он утверждает свою собственную политическую экономию, свою собственную теорию будущего общества. Эта новая политическая экономия должна быть столь же нравственно последовательна, как политическая экономия Смита; должна предлагать экономически обоснованную политику, которая, будучи воплощенной в жизнь, открыла бы путь к новой посткапиталистической цивилизации, так же, как политэкономия Смита открыла пусть к цивилизации постфеодальной.
Критическая политическая экономия больше не может откладывать в долгий ящик детали устройства нерыночной экономики будущего. В XIX столетии это было допустимо, но не теперь. Мы не можем притвориться, что XX века не было, или что он ничему нас не научил в отношении социализма. В этом вопросе западные марксистские критики XX столетия, такие как Клифф, Беттельгейм или Бордига, позволят нам лишь до некоторой степени продвинуться вперёд. Указывая на слабости «реального социализма», они делали это, сравнивая его с якобы достижимым идеальным стандартом социализма, соответствовавшим их представлениям. Однако задним числом мы видим, что данные тенденции общественной мысли были продуктом особых условий холодной войны, борьбой за то, чтобы не быть идеологически зависимыми «ни от Москвы, ни от Вашингтона», а не реальным вкладом в политическую экономию. То самое психологичное отвлечение, которого искали эти авторы, стремясь уберечься от клеветы, направленной на СССР, не позволило им в конструктивном ключе рассматривать проблемы, стоявшие перед реальным социализмом.

<...>

Скачать полную версию статьи можно тут:

http://politazbuka.info/other/statji/450-raschet-v-naturalnoi-forme-ot-neirata-do-kantorovicha-by-paul-cockshott.html
http://www.left.ru/2009/6/cockshott188.phtml
http://ifolder.ru/11468153
http://depositfiles.com/files/dt9fg5v43


Я

\\\\\\\\\\\\\\

Вот к этому. Если вы читали книгу "Вселенная. Жизнь. Разум." Шкловского (ну или хотя бы в общих чертах знакомы с футуристическими прогнозами 60-х — 80-х), то прекрасно понимаете, что развитие цивилизации пошло по несколько иному пути, чем предполагалось ещё недавно. С точки зрения космической экспансии или развития биотехнологий, мы серьёзно отстали от прогнозов, но вот рост вычислительных мощностей и развитие теории информации превзошли даже самые смелые ожидания. Однако читая научно-популярные статьи, я начинаю всерьёз в этом сомневаться. Казалось бы, Винер, Колмогоров и Ягломы это мохнатое прошлое, однако есть ещё люди, которые всерьёз полагают, что мельчайшей и неделимой единицей информации является один бит. Конечно, люди знакомые с алгоритмом арифметического кодирования или, на худой конец, с RADIX-50, по крайней мере подспудно понимают, что это не так, однако кое-кому хоть кол на голове теши. Скажем, видный теоретик "Прорыва" и по совместительству кумир товарища Бортника, Подгузов, твёрдо уверен, что даже в человеческом мозгу информация представлена в виде битов.
Вот, дабы не быть голословным, простой пример того, как количество информации измеряется дробным количеством битов.
Предположим, что мы имеет таблицу, в которой содержится 40 разлчных символов, пронумерованных числами от 0 до 39. В таком случае в одно 16-битное машинное слово мы можем упаковать 3 символа. Предположим, что код первого символа X1, второго X2, а третьего X3.

W = ((X1 * 40) + X2) * 40 + X3

Очевидно, что W <= 63999 < 65536

То есть на кодирование одного символа ушло количество битов N, где 5 < N < 6.
Я, собственно, к чему это говорю. Если вы ещё раз внимательно прочитаете статью по исходной ссылке, продираясь через ложь научпопа, то обратите внимание, что со скоростью выше скорости света передаётся отнюдь не один бит информации ("Вследствие этого явления возникают корреляции между наблюдаемыми физическими свойствами частиц").
Есть подозрение, что ограничение скорости передачи информации константой C носит квантовый характер. То есть 1 бит информации не может быть передан со скоростью C или выше, а вот меньшее количество информации может быть.

А у вас какие мысли по этому поводу?

Upd.: спасибо torbasow за поправку
Я

\.\.\.\.\.\.\.\

Забавная побасенка ходит среди коммунистических блоггеров вот уже больше года. Возникло противопоставление коммунистов и левых. Дескать, левые — это всякие гнилые парламентарии-эсдеки, лейбористы, ситуационисты и т.д. и т.п. А коммунисты, они же красные — вовсе не левые.
Подозреваю, что уши у этого оборота речи растут из среды государственников-"сталинистов", которые стремятся из образа Сталина выкинуть всё, что связано с революцией и борьбой против капитализма и оставить только некий лубок с добрым усатым патриотом-государственником, радетелем за матушку-Расею и Великую Империю.
Мифологема государственников-сталинистов заключается в том, что революцию таки да, сделали левые, а потом всех левых в 1937 году быстренько почикали. Только если в троцкистской версии этой истории в 1937 году правые почикали коммунистов, то в версии государственников-сталинистов коммунисты почикали "левых". Ну вы меня понимаете? Постылый набор штампов.
Интересно, как в версию сталинистов-государственников укладываются слова самого Сталина?

"Ленинизм есть самое левое (без кавычек) течение в мировом рабочем движении." (Сталин И.В. Вопросы ленинизма)
"В своей партии мы, ленинцы, — единственные левые без кавычек." (Сталин И.В. Об индустриализации страны и о правом уклоне в ВКП(б))

В действительности, конечно, всё гораздо сложнее. Сложность вопроса проистекает из того факта, что термин "левый", строго говоря, не научный. Смотрите, сколько значений этого термина приводится, скажем, в словаре Ушакова (я выписал только определения, относящиеся к политике):

2. Радикальный в политическом смысле (полит.; первонач. сидящий в левой стороне парламентского зала, где обычно размещаются члены радикальных и революционных партий). Левые партии парламента. || Образующий более радикальную часть внутри какой-н. общественной или политической группировки, партии; примыкающий к такой более радикальной части какой-н. общественно-политической группировки (полит.). Левое крыло профсоюзов в буржуазных странах. || в знач. сущ. ле́вый, ого, м. Человек радикальных убеждений. В парламент избрано 30 левых.
3. Радикальный только по внешности, характеризующийся мнимой, показной, мелкобуржуазной революционностью (ирон., обычно ставится в кавычки). "Левые" фразы. "Левая" демагогия. "Л." коммунист. "Л." оппортунист. || в знач. сущ. ле́вый, ого, м. Человек мнимо радикальных, мнимо революционных убеждений. Преступный блок правых и "левых" против нашей партии.
4. Последовательно революционный. Ленинизм есть самое левое (без кавычек) течение в мировом рабочем движении. Стлн. В своей партии мы, ленинцы, — единственные левые без кавычек. Стлн.
5. в знач. сущ. ле́вая, ой, ж. Левая часть партии, собрания. ...Не даром мы, левая Циммервальда, сразу отгородились от такого большинства!... Лнн. 6. Прил., по знач. связанное с "левым" уклоном или "левым" загибом (см. уклон, загиб; нов. полит.). "Левые" настроения. "Левая" опасность.

Конечно, некоторым не в меру болтливым и любящим скандалы товарищам, очень нравится устраивать дискуссии на пустом месте, например, споры, в которых полемисты не договорились об определениях. Скажем, напишет некто в своей статье слово "левый" в значении (4), а спорщики уже тут как тут. "Ага, — кричат, — попался! Ты, значит, левый (в значении 3)! Сам признался!" ну и т.д.
Я

(no subject)

Опыт реконструкции (тезисы)

1.     Постсоветские левые как реконструкторское движение

1.1.         Общественное производство как производство общества

 

Научный анализ истории человеческого общества основывается на понятии об общественной истории как о, прежде всего, истории общественного производства. Достаточно распространённым среди левых является представление об общественном производстве как производстве общественных благ. Такое представление является вульгаризацией идей Маркса, приводящей к мистификации связи производительных сил и производственных отношений с различными формами общественного сознания. «В общественном производстве своей жизни (курсив мой — С.М.), — писал Маркс, — люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 6—7).

Collapse )